ни мгновенья больше не ждать
тонкой иглы электронной трели в мозжечок.
прикручивая к высокой хрустальной ножке
что-то более крепкое, чем объятие
и более холодное, чем рукопожатие,
сама по себе звеню воспоминанием
аромата вишневых косточек
в чужих мыслях.

и последней косточкой червивой ягоды
злостный плевок в хрусталь.

я обвила ленты пуант вокруг лодыжки с такой силой,
что ноги отнялись
и пустились в танец мирт последнего акта «Жизели»
запахом вишни проступают алые пятна на шелке лифа.